Метки: , , , , , , , , , , ,

Повідомлення з тегами ‘суд’

Тисяча Віті Межигірського!

Среда, Март 14th, 2012

Тисяча межигірського, це «бомба» уповільненої дії
13.03.12, 20:34 Ми любимо тебе, Україно!
«Вітіна тисяча» — бомба уповільненої дії

Можна з впевненістю сказати — у Партії регіонів стартувала передвиборна кампанія. І почалася вона традиційно для влади будь-якого кольору — з популістських проектів. Їх оприлюднив «керманич» правлячої команди Віктор Янукович. Основні заманливі пропозиції для народу: підвищення пенсійних виплат, доступна іпотека та компенсація радянських вкладів. На все про все знадобиться, за словами віце-прем’єр-міністра — міністра соціальної політики Сергія Тігіпка, приблизно 16 млрд. грн., дана сума була попередньо прорахована, і у Мінфіну ці кошти є. Джерелами фінансування можуть стати, як уточнив Тігіпко, надходження від введення податку на багатство (дуже добре експлуатують, м’яко кажучи, нелюбов українців до олігархів), а також «доходи» митниці. Але озвучити ідею — одне, а реалізувати — інше. Однак і тут вихід знайшли. Наприклад, щодо виплат за вкладами Ощадбанку СРСР (що в принципі нереально) вже надійшла пропозиція, як начебто і повернути, але водночас цього не робити…

А тепер для більшого осмислення електоратом президентських «слоганів»: державний і гарантований державою борг України за 2011 рік зріс на 9%, досягнувши 59,21 млрд. дол., дефіцит зовнішньоторговельного балансу зріс в 2,2 рази — до 6,7 млрд. дол., негативне сальдо зведеного платіжного балансу тільки в січні склало 889 млн. дол. (весь обсяг сальдо був перекритий резервами Нацбанку), золотовалютні резерви НБУ продовжують таути — в лютому на 1%, до 31,05 млрд. дол. Крім того, до кінця року Україна повинна погасити позики й виплатити відсотки за ними на суму близько 7 млрд. дол. (дохідна частина бюджету-2012 — 332 млрд. грн.). Велика частина повернень припаде на осінь-зиму. Причому економіка України в питанні підвищення соціалки не допоможе — в кінці минулого року уряд погіршив прогноз зростання ВВП за підсумками 2012 року з 5% до 3,9%, прогноз номінального ВВП скорочений на 5 млрд. грн. — до 1,5 трлн. грн., прогноз інфляції — 7,9%. Плюс газове питання, вирішенням якого може стати здача ГТС і основних економічних активів Україною (що передбачає повний контроль нашої країни Кремлем), а також сумнівні перспективи євроінтеграції через «демократичні» основи політики влади і тупиковий стан відносин з МВФ (гра триває — Україна не згортає переговори, аби не злякати інвесторів, при цьому гроші, за заявами влади, не такі вже й важливі — зараз обговорюються нові джерела фінансування, правда, під великі відсотки).

Так де ж ми візьмемо гроші на виборні обіцянки влади, наприклад, на виплату радянських вкладів? Але президент наполягає: «Колишній уряд зупинив програму повернення заощаджень вкладникам Ощадбанку, але залишилася велика кількість громадян, які не змогли отримати обіцяні компенсації в 1 тис. грн. До таких належать більше 6 млн. українців. Держава повинна виконувати свої зобов’язання, тому, починаючи з 1 червня і до кінця цього року, цю частину боргу потрібно повернути».

До речі, хочеться нагадати правлячій команді, що коли уряд Юлії Тимошенко став відшкодовувати вклади Ощадбанку СРСР, вона першою, правда, тоді в ролі опозиції, розкритикувала такі дії. Що ж тепер – второваною стежкою…

Причому за програш у цій справі вже «призначено» відповідальних — «прем’єр-міністр разом з віце-прем’єр-міністром із соціальних питань і керівник Центрального банку. Майте це на увазі», заявив президент.

Тут варто зазначити, що питання відшкодування вкладів Ощадбанку СРСР розглядалося парламентом ще в квітні 2011 року. Тоді ж була створена робоча група, але до цього дня результати її «досліджень» не оприлюднили. Єдина заява прозвучала з вуст першого віце-спікера Адама Мартинюка (КПУ) — сума боргу перед вкладниками перевищує 131 млрд. грн., але «з урахуванням 20-річної інфляції показник збільшився до 1 трлн грн.». По-моєму, важлива деталь. Адже в далекому жовтні 1996 року ВР прийняла Закон «Про держгарантії відновлення заощаджень громадян України», яким і фіксувався борг у розмірі 131,96 млрд. грн., а також визначався порядок виплати вкладів Ощадбанку СРСР. Зокрема, до 2008 року держава виплатила близько 9 млрд. грн. У 2008 році рішенням уряду Юлії Тимошенко на виплати було виділено з бюджету ще 6,061 млрд. грн. Вкладники мали право на компенсацію в розмірі 1 тис. грн., їх спадкоємці — до 500 грн. Але в липні 2009 року Кабмін на невизначений термін припинив виплати через нестабільну економічну ситуацію. Тоді Тимошенко обіцяла з 1 січня 2010 року відновити їх: «До 2008 року ми навіть не мали реєстру вкладників. Ми зробили його. Таких виявилося 8,5 млн. осіб. У 2008 році ми виплатили 6,5 млн. осіб компенсації по тисячі гривень. Залишилося ще 2 млн. осіб, але президент і парламент заблокували поправки до бюджету, де були закладені ці кошти. У 2009 році — криза. У 2010 році з 1 січня плануємо відновити виплати… Після президентських виборів ми не будемо мати протидії і відновимо цю програму».

Але не судилося цій ідеї реалізуватися, вибори програли. Тепер нова команда взялася за старе. Правда, в бюджеті на 2012 рік відповідна розтратна стаття відсутня.

*** Стратегія і способи відновлення знецінених грошових заощаджень і страхових внесків, розміщених до 2 січня 1992 року в установах «Ощадного банку СРСР» і державного страхування СРСР, що діяли на території України, а також в державних цінних паперах: облігації Державної цільової безпроцентної позики 1990 року, облігації Державної внутрішньої виграшної позики 1982 року, державні казначейські зобов’язання СРСР, сертифікати Ощадного банку СРСР — визначені Законом України «Про державні гарантії відновлення заощаджень громадян України». Відповідно до ст. 6 зазначеного закону, компенсація громадянам України втрат від знецінення грошових заощаджень проводиться виключно в грошовій формі за рахунок державного бюджету на відповідний рік.

Після заяви президента та представників Кабміну про соціальний «прорив було безліч коментарів на цю тему. Особливо барвистих від голів Тернопільської, Івано-Франківського та Львівського обласних рад (ВО «Свобода» — Олексій Кайда, Олександр Сич і Олег Панькевич). «На засіданні уряду в середу Віктор Янукович озвучив чергові ініціативи щодо «поліпшення життя» українців. Протягом останніх двох років подібні «поліпшення» вже встигли зруйнувати малий та середній бізнес, залишили незахищеними найбільш соціально вразливі верстви населення. Розуміючи, що на парламентських виборах восени українці гідно оцінять усі ці «ініціативи», окупаційний режим вдався до тактики, випробуваної ще в 2004 році: ті, хто тотально пограбував державу і народ, тепер обіцяють кинути українцям кістку, — йдеться в їх спільній заяві. — …Як справжній злодій ця влада хоче навіть ці подачки проштовхнути ціною погіршення в довгостроковому плані життя рядового українця. Адже за ці мізерні передвиборні виплати народ, цілком ймовірно, отримає або зростання інфляції (через банальний «друк» гривні), або поглиблення боргової ями, в яку заганяють наших дітей. Хоча вже готується механізм, за яким всі невдачі після цих великих прожектів (у тому числі і банальне недофінансування запланованих виплат) спихнуть на місцеву владу».

Мабуть, ознайомившись з думкою супротивників соціальних нововведень, президент трохи змінив тактику. Він заявив, що влада запропонує вкладникам Ощадбанку СРСР вигідні депозитні умови для збереження цих грошей.

«Ми розраховуємо на те, що нам вдасться якусь частину людей переконати, аби люди залишили ці кошти на своїх рахунках — тобто, не отримували готівкою, а залишили на рахунках. Ми для цього створимо вигідні умови», — сказав глава держави. Янукович вважає, що такий крок буде не тільки працювати на зміцнення ліквідності національних банків, але й дозволить досягти зниження кредитних ставок для фінансування та інвестицій у різні галузі економіки України. Як зазначив президент, безперечно, під час виплати боргів вкладникам Ощадбанку СРСР в обіг ввійде істотна грошова маса, «дуже важливо, щоб ми не зірвали тут і інфляцію, і курс…»

Тобто, влада зізнається, що її соціальна «опіка» — бомба уповільненої дії.
Але як стверджує перший заступник Адміністрації Президента Ірина Акімова, збільшення соціальних виплат, ініційованих президентом, може підвищити інфляцію максимум на 1,5%.

Завідувач сектором грошово-фінансової стратегії Національного інституту стратегічних досліджень Олексій Молдован вважає, що «якщо виплати вкладникам Ощадбанку СРСР обмежаться одноразовими державними трансфертами в розмірі 1 тис. грн., то серйозного тиску на інфляцію і курс гривні це не матиме. Але зовсім інше питання, що подібна пропозиція — приклад неефективності використання бюджетних грошей. Їх роздача не повинна бути самоціллю. Державної підтримки в сьогоднішніх умовах вимагають, перш за все, соціально незахищені верстви населення (пенсіонери, люди з обмеженими фізичними можливостями, чорнобильці, сироти тощо), а не колишні вкладники Ощадбанку СРСР, до яких належать представники різних соціальних груп.

Якщо в уряду є вільні гроші, то їх варто спрямувати на підтримку конкретних груп, збільшивши розміри виплат і трансфертів. Крім того, замість роздачі всім по тисячі, набагато ефективніше було б спрямувати гроші на вирішення однієї з найбільш важливих соціальних проблем, наприклад, на модернізацію медицини. Думаю, українці погодилися б пожертвувати своєю тисячею, якби уряд пообіцяв за ці гроші відремонтувати і укомплектувати хоча б районні лікарні».

Як підкреслює Микола Івченко, керівник інформаційно-аналітичного центру FOREX CLUB в Україні, «повна компенсація вкладів Ощадбанку СРСР потребує близько 125 млрд. грн., що становить 54,4% грошової бази і 18,51% грошової маси. Вливання такої суми грошей, звичайно ж, призведе до різкого стрибка вартості долара і зростання інфляції. Виплату необхідно розтягнути на триваліший період (рік-два, можливо, навіть більше), щоб не було інфляційних і девальваційних наслідків.

Що стосується такого рішення як депозит, то навряд чи воно допоможе. Одержувачами цих грошей можуть стати близько 12 млн. громадян країни (26,3% загального населення). Також це буде переважно літня частина населення, яка схильна витратити ці гроші незабаром. Умовити всіх залишити кошти на депозитах просто неможливо, суттєва їх частина буде переведена у готівку. Єдиним механізмом може стати примусове обмеження зняття грошей у перший період після їх отримання».

На думку Олександра Охріменка, президента Українського аналітичного центру, виплати за знеціненими вкладами істотно не вплинуть на загальну кількість грошей в обігу. «На поточний момент загальна кількість емітованої гривні, що знаходиться в обігу, становить близько 230 млрд. грн. Сума в 6 млрд. грн. не зможе суттєво змінити дану пропорцію. Тому не варто особливо переживати, що ця виплата може призвести до зростання попиту на валюту або істотної інфляції. Тут виникає інше питання. Будь-який «виходець» з СРСР дуже добре пам’ятає, чого вартувала 1000 радянських рублів, наприклад, шикарний меблевий гарнітур. Нинішні 1000 гривень — практично ніщо, їх вистачить на хліб і молоко».

І це дійсно питання, адже всі «осучаснені виплати» (новий термін влади, хоча існує економічне поняття індексація) з’їдає інфляція. Наприклад, тисяча гривень у 2008 році — близько 800 гривень в 2009-му, або 200 дол. і 120 дол., відповідно. Різниця між «тоді» і «зараз» тільки збільшується. Питається, навіщо взагалі в будь-який «історичний» момент потрібно піднімати питання вкладів Ощадбанку СРСР, навіщо грати в дбайливих, якщо така турбота нікому не потрібна, вона тільки злить і дратує. А розраховувати на довірливість людей похилого віку, які є основними одержувачами «опікунської» тисячі, — щонайменше, цинічно…

Нана Чорна (УНІАН)

постiйна адреса статтi: http://economics.unian.net/ukr/detail/122125

Украина будет…

Понедельник, Январь 30th, 2012

Несомненно, прошедший год войдет в историю развития нашей проектно-строительной отрасли как год принятия Закона Украины «Про регулирование градостроительной деятельности». Этот Закон ставит все градостроительство страны на принципиально новую основу, приближающуюся к международным стандартам. Это определенно является его сильной стороной. Однако имплементация нового Закона как правового акта в градостроительную практику требует решения двух групп важнейших проблем, поскольку он, в значительной своей части, не является законом прямого действия.

Андрей Малафеев, глава наблюдательного совета «Институт Городского Гражданского Проектирования» для UBR.UA

 

Две группы вопросов: 

 

Внедрение нового Закона в градостроительную практику требует решения двух групп важнейших проблем. Первая группа вопросов, связана с разработкой нескольких десятков подзаконных актов. Часть из них подлежит утверждению Кабинетом Министров, часть – Минрегионстроем. По сути, речь идет о замене действующих нормативных документов ‒ положений, инструкций и т.п. То есть о разработке принципиально новых нормативных актов, обеспечивающих воплощение Закона в жизнь. Задача эта успешно решается.

Что касается второй группы, то здесь просматриваются весьма серьезные проблемы. Речь идет о вопросах, связанных с разработкой новых и корректировкой действующих генеральных планов, а также внедрением принципиально новых, доселе практически не имеющих аналогов в отечественной практике видов градостроительной документации и инструментов регулирования градостроительной деятельности – зонинга, градостроительного кадастра, плана земельно-хозяйственного устройства населенного пункта, градостроительного мониторинга.

Эти документы вместе с генеральными планами населенных пунктов теперь должны прийти на смену главному исходному разрешительному документу – градостроительным условиям и ограничениям (ГУО) застройки земельного участка.

Генеральным планам — бессрочный статус

В прошлом генеральные планы населенных мест Украины рассчитывались на двадцатилетний период. Абсолютное их большинство было разработано в лучшем случае в начале 90-х годов прошлого века без учета современных земельных правоотношений и форм собственности. Что касается полноценного зонинга, градостроительного кадастра и мониторинга, то эти документы и процедуры, в современном понимании, в нашей стране вообще отсутствуют как класс. А делать их надо и, как можно скорей.

В такой ситуации, чтобы не потерять управляемость процессами, Законом предусматривается придать генеральным планам бессрочный статус. А изменение в них вносить не чаще, чем раз в 5 лет. Это, однако, ни в коем случае не снимает с повестки дня приведение действующих генеральных планов к реалиям современных земельных и имущественных отношений. Так или иначе, все генеральные планы в ближайшие годы необходимо скорректировать.

Чтобы оценить масштабы предстоящей в этой области работы, напомним, что сегодня в Украине существует 459 городов, 885 поселков городского типа и около 28,5 тыс. сел.

Учитывая, что финансирование таких работ, согласно Закону, должно осуществляться преимущественно за счет средств местных бюджетов, становится очевидным, что сегодня трудно спрогнозировать реальные сроки их осуществления.

Что же касается разработки и внедрения зонинга, градостроительного кадастра и системы градостроительного мониторинга, то для них еще нужно создать нормативно-методическую и программно-техническую базу, сформировать соответствующие службы на местах, отработать регламенты этих работ. Связанные с этим суммарные затраты пока трудно оценить.

Кадры решают все

Реализация этих задач упирается не только и не столько в проблемы финансовые и организационные, сколько в кадровые. К сожалению, в последнее десятилетие в стране практически развалилась система градостроительного проектирования. Из этой отрасли ушли старые квалифицированные специалисты, а молодые в связи с отсутствием спроса не пришли.

Какие-то кадры еще сохранились в крупнейших городах. Но таких людей определенно нет даже в большинстве областных центров. Их практически нет и в абсолютном большинстве областных и городских управлений или отделов, ведающих вопросами градостроительсва и архитектуры, не говоря уже об уровне сельских административных районов. Так что придется начинать «с чистого листа». Реально оценивая состояние дел можно предположить, что на это потребуется не один год.

В таких условиях, по-видимому, целесообразно сегодня разработать и принять временные переходные положения, обеспечивающие в отсутствие современных генпланов, зонинга, градостроительного кадастра и мониторинга, в большинстве населенных пунктов, системное планомерное регулирование градостроительного процесса с соблюдением духа и буквы нового Закона.

Випуск №110 від 3 січня 2012 року

Среда, Январь 4th, 2012

 

Євгенії Тимошенко не дозволили зустрітися з мамою

 

Донька екс-прем’єра Юлії Тимошенко Євгенія не змогла зустрітися з матір’ю в Качанівській виправній колонії в Харкові.
Про це повідомляє «Інтерфакс-Україна».
«Я приїхала о 9:00 в колонію, щоб відвідати мою маму. Мене не допустили, хоча в мене було рішення суду. Оскільки я є захисником, я проходила кожен день в Лук’янівське СІЗО. Сьогодні чомусь мене не допустили, відправили в Київ, назад, щоб я отримувала допуск у слідчого» ​​, — заявила вона.
Тимошенко-молодша повідомила, що має намір їхати до столиці і намагатися зустрітися зі слідчим, який, за її словами, не відповідає на телефонні дзвінки.

Більше про це читайте: http://www.pravda.com.ua/news/2012/01/3/6885574/

 

 

Над Тимошенко продолжают издеваться и в колонии

 

В камере Качановской колонии, где содержится экс-премьер Юлия Тимошенко ведется постоянное видеонаблюдение, заявил ее защитник Сергей Власенко.
«Над ней продолжают издеваться, у нее над кроватью установлена камера видеонаблюдения и 24 часа в сутки она находится под постоянным наблюдением. Это сделано для того, чтобы в очередной раз выполнить заказ Януковича и поиздеваться над лидером украинской оппозиции. Могу также отметить, у нее 24 часа в сутки горит свет, направленный прямо на кровать. Поэтому Юлия Владимировна на протяжении трех суток практически не спала», — сказал он журналистам во вторник возле здания колонии.
С.Власенко отметил, что состояние здоровья Ю.Тимошенко не улучшилось.

Більше про це читайте: http://www.interfax.com.ua/rus/main/90656/

 

 

Регіонали хотіли фальсифікувати засідання аграрного комітету заради антинародного закону про ринок земель

 

Влада намагалася сьогодні провести фіктивне засідання парламентського комітету з питань аграрної політики та земельних відносин.
Про це повідомив член фракції «БЮТ-Батьківщина» Василь Кравчук.
«Влада хоче у будь-який спосіб та в найкоротші терміни, швидше за все наступного тижня, прийняти злочинний закон про ринок землі», — заявив він.
Кравчук розповів, що він, як автор поправок до закону, разом із народним депутатом, членом регламентного комітету Сергієм Сасом приїхали на анонсоване засідання аграрного комітету, на якому, як виявилося, не було кворуму.
«Як члени регламентного комітету ми заявили про грубе порушення закону про регламент головою комітету, членом Партії регіонів Григорієм Калетніком, який хотів за наявності лише 4-х членів комітету (для кворуму потрібно 12) провести засідання і протягнути поправки до другого читання», — сказав Василь Кравчук.

Більше про це читайте: http://byut.com.ua/news/9457.html

 

 

«Регіонал» пропонує арештовувати за «Спасибо жителям Донбасса»

 

Депутат від Партії регіонів Вадим Колесніченко зареєстрував у Верховній Раді законопроект №9662 про забезпечення громадського порядку до, під час та після проведення футбольних матчів. Текст законопроекту розміщений на офіційному сайті парламенту.
Так, статтю 173 кодексу про адміністративні правопорушення пропонується доповнити частиною 4, якою передбачається покарання за «скандування ксенофобського, расистського, антисемітського, дискримінаційного характеру або демонстрацію плакатів, банерів, прапорів, штандартів, у тому числі політичного характеру та інших носіїв, що зачіпають честь і гідність офіційних осіб».
За це законопроектом пропонується ввести покарання у вигляді стягнення штрафу від 10 до 20 неоподаткованих мінімумів або арешту на строк до 15 діб.
Як відомо, на початку серпня футбольні вболівальники під час матчу «Динамо»-»Карпати» облаяли президента Віктора Януковича, скандуючи «кричалку» «Спасибо жителям Донбасса…».

Більше про це читайте: http://www.pravda.com.ua/news/2012/01/3/6885064/

 

 

Країна Януковича стає все більш небезпечною для життя

 

Партія «Батьківщина» висловлює обурення у зв’язку зі скоєними в Україні всього лише за два дні нового року кількома дорожньо-транспортними пригодами, які трапилися з вини державних чиновників, близьких до президента Януковича.
Не менше обурення викликає також те, що правоохоронні органи намагаються приховати винуватців гучних аварій за участі кортежу, що мчав до резиденції Януковича в Гуті, а також іншої аварії, в якій загинула людина, – за участі автомобіля керівника Тернопільської ОДА.
Останні жахливі ДТП з вини високопоставлених чиновників свідчать: країна Януковича стає все більш небезпечною для життя. Приналежність до синьо-білої касти звільняє від будь-якої відповідальності, а це означає, що можна все.

Більше про це читайте: http://byut.com.ua/news/9456.html

 

 

Захист оскаржить етапування Тимошенко до колонії

 

Захист засудженої екс-прем’єр-міністра України Юлії ТИМОШЕНКО оскаржить її етапування до Качанівської виправної колонії №54 у Харкові.
Як передає кореспондент УНІАН, про це захисник екс-прем’єра Сергій ВЛАСЕНКО заявив журналістам після зустрічі з Ю.ТИМОШЕНКО.
«Оскарження переводу готується, і воно буде подано сьогодні або завтра протягом дня. Це буде або адміністративний позов, або заява про невиконання постанови Шевченківського районного суду, яка чітко визначає, що Юлія ТИМОШЕНКО повинна утримуватися в Київському СІЗО, тобто Лук’янівці», — сказав С.ВЛАСЕНКО.
На його думку, Ю.ТИМОШЕНКО перевели до колонії, щоб «відрізати її від людей, від підтримки, від журналістів».

Більше про це читайте: http://www.unian.net/ukr/news/news-477866.html

 

Донецк благодарит «регионалов» за капусту по 38 грн за кг

«Драконовскими» ценами встретили своих покупателей некоторые супермаркеты Донецка в новогодние праздники. Если белокочанную капусту можно было купить за 1,80-2,10 за килограмм, то в праздничные дни цена буквально «подпрыгнула» в несколько десятков раз.

Как сообщают Донецкие новости, теперь за килограмм белокочанной капусты покупатель должен выложить от 36 до 38 грн. По словам заведующего овощного отдела одного из супермаркетов Натальи Н. такой рост цен связан с тем, что летние запасы капусты подходят к концу, а цены на новую продукцию значительно отличаются от старых закупочных.

Значительное повышение цен на овощи произойдет уже в ближайшее время сообщают Новости Донбасса.

 

Письмо диктатору

Понедельник, Декабрь 26th, 2011

Понеділок, 26 грудня 2011, 13:10

Письмо диктатору

Здравствуйте, Виктор Федорович!

 

Накануне Нового года решила написать вам письмо.

Нет … О себе и о судебных процессах — я не буду, не волнуйтесь. Я слышала, как вы на своей пресс-конференции клялись, что вы тут ни при чем. Верю :)

Пройдет еще немного времени, и вы будете рассказывать демократическому миру, что когда вы родились, я уже сидела в тюрьме.

 

Но я сейчас о другом. Я — о стране. Я в нынешней ситуации способна подняться над событиями и говорить с государственных позиций. Не в своих личных интересах, и не в ваших. А в интересах страны.

 

Дело в том, что из-за рокового недосмотра украинской Клио (это древнегреческая муза истории) два года назад вы стали главой нашего государства. Что она делала, эта Клио в такой ответственный момент, трудно сказать. Но, в любом случае, «имеем, то что имеем», — как любит говорить Леонид Макарович (Кравчук, экс-президент — ред.).

В данном случае — имеем вас в должности Президента.

 

Вы стали главой государства, в котором жить миллионам украинцев. В том числе и после вас. Поэтому я хочу дать вам несколько советов, которые, я надеюсь, позволят избежать роковых ошибок и позволят сохранить страну для будущих поколений, а вам лицо.

 

Во-первых, не пытайтесь получить уважение и любовь народа насилием и изнасилованием. Насильно мил не будешь. Вы эту страну не в карты выиграли, за вас проголосовали люди, которые спутали вас с вашими билбордами. Сегодня вы над этими людьми откровенно издеваетесь, и самое страшное (для вас), что люди это уже понимают.

 

Вы окружили всю страну заборами. Создается впечатление, что сегодня успешным бизнесом может стать выпуск колючей проволоки. Но, рано или поздно, вы поймете, что это вы за колючей проволокой, а не страна.

 

Сегодня у вас, как утверждают социологи, стабильные семь процентов поддержки. С такими темпами потерь вас не хватит даже на следующий год президентства. Это вам только кажется, что вы сильный и влиятельный, а впереди безоблачное правление на долгие годы. Не доверяйте себе в этих прогнозах.

 

И никто не придет на помощь. У вас уже была возможность убедиться, что за деньги можно построить разве что вертолетные площадки, а не противодействовать Майдану.

 

Поэтому первый совет — начните жить для людей. Я знаю, что вам это трудно. Поэтому, если не получится, сделайте хоть вид, что люди все же есть в стране, где вы временно работаете президентом. Если не сможете, все для вас закончится значительно быстрее.

 

Во-вторых, не знаю насколько вы разбираетесь в международных и геополитических вопросах, но у меня для вас плохая новость: Евро-2012 — это не договор о евроинтеграции, вас обманули. Это — футбол.

 

Ваш самый глубокий промах — свертывание процесса объединения с Европой.

Каждый ваш шаг, каждое ваше действие в обратном от Европы направлении ослабляет и вас, как президента, и Украину, как государство. Совсем не секрет, что для некоторых слабый и беспомощный президент Украины — лучший партнер. И пока что, увы, вы этому статусу отвечаете безупречно. Хотя, я и не понимаю зачем это вам.

Запомните, что будущее Украины, безопасность Украины, ее интересы, да и ваши тоже, лежат в европейской плоскости. И если хотите вернуть себе хоть какое политическое лицо, верните Украину к европейской стратегии развития.

 

В-третьих, не додумайтесь отдать газотранспортную систему. Это наш последний стратегический ресурс. Вас и принимают сегодня в Горках только потому, что эта система до сих пор принадлежит Украине. После ее потери у вас не останется ни одного аргумента ни в свою пользу, ни в пользу страны.

Вы отдали Севастополь за дешевый газ, и где он? Сейчас хотите сдать ГТС… А что в следующем году сдавать будете, Виктор Федорович? — «Хонку» свою?

Посмотрите на пример Беларуси или Молдовы. Как только они сдали свои магистрали, сразу потеряли всякую привлекательность. Дружба закончилась моментально, вместе с дешевым газом.

 

В-четвертых, прекратите родственность и кумовство в политике. Это плохо заканчивается. Спросите об этом хотя бы у своего товарища — вашего предшественника.

 

Люди бы еще может поняли, если би вы сыну подарили лучшую в мире бор-машину, в соответствии с профессией. Но ведь не Нацбанк с МВД и Налоговой.

Когда силовыми структурами и финансами государства берутся руководить стоматологи, то зубы болят у всей страны.

Не пытайтесь создавать династии. Украина этого не воспримет. Украинский Ким Чен Ир будет несчастным и незащищенным человеком. Не нужно. Не унижайте и не дискридитуйте своих сыновей.

 

В-пятых, не присваивайте так грубо, нагло и открыто государственное имущество. Напрасный труд. Рано или поздно все придется вернуть, вспомните хотя бы Криворожсталь. Государство — это не ваша персональная кладовка.

Власть проходит и уходит. Такова ее природа. И можно быть президентом в изгнании, но нельзя быть владельцем Укртелекома в изгнании.

 

В-шестых, политики всегда не до конца искренние. Но не говорите откровенной лжи. Все смеются, когда вы утверждаете, что не влияете на работу судов, милиции, прокуратуры, что боретесь с коррупцией, читаете Чехова. Это настолько откровенная неправда, что она вызывает презрение. Люди хорошо чувствуют фальшь, они этого не прощают.

Когда вы говорите о подобных вещах, у тех, кто вас слушает, это автоматически вызывает нервный смех. А президент не может позволить себе быть смешным.

 

И наконец, в-седьмых. Я, Виктор Федорович, очень хорошо изучила анатомию диктатуры. Главный ее признак в том, что она всегда заканчивается. И всегда бесславно. Диктатор, при всех своих силовых и ресурсных блестящих атрибутах — слабый, запуганный и ограниченный человек. Страх — единственное чувство, с которым он не расстается никогда. Я, думаю, вы понимаете о чем я …

В 2009 году я встретилась с одним необычным политиком. Это был абсолютно уверенный в себе человек. Он имел рейтинг доверия около ста процентов в своей стране. Целый народ ежедневно поклонялся ему, считал его данным стране высшими силами. Он собирался править вечность и ничего не омрачало его абсолютную самодержавную власть. Он разделил всю страну между своими сыновьями и чувствовал полным хозяином на своей земле …

Но уже через два года его мертвое, уничтоженное тело волочили вчерашние верноподданные по придорожной пыли его родного города.

А один из его сыновей предлагал два миллиарда долларов за возможность побега из страны.

 

Несмотря на «особенность» наших взаимоотношений, Виктор Федорович, я, все же, никогда не пожелаю вам такой участи. Я честно хочу, чтобы вы в Енакиево заходили не так как упомянутый мной политик в Сирт. Все в ваших руках. По крайней мере пока что.

 

Словом, Виктор Федорович, когда будете поднимать свой традиционный бокал «Harrogate» под новогодней «елкой», задумайтесь хоть на миг над сутью своего правления, подумайте о трагических ошибках. Об уже сделанных и о тех, которые еще хотите сделать.

 

Анализируйте промахи и неудачи в ходе их осуществления, а не потом. Потому что потом — поздно.

Делайте так, иначе — «я вам не завидую». Другое — додумайте сами …

Юлия Тимошенко,
Камера № 260, куда вы меня поместили,
Лукьяновское СИЗО. Киев
26 декабря 2011 года.
Корреспондент.net

 

Узник камеры № 13 Лукьяновского СИЗО Ю. Тимошенко

Воскресенье, Март 13th, 2011

Она переступает порог, дверь со стуком захлопывается. Гаснет свет. В нос шибает кислятиной, горьким застарелым потом, хлоркой и пылью. А справа… или ещё откуда-то… как из выгребной ямы. Наваливается тюремная тишина.
Внезапная темнота в камере – старый трюк, еще из арсенала КГБ. Темнота ломает новичков, заключенный начинает псих-овать, кричать, стучаться в дверь и готов сдать кого угодно.
Хрупкая невысокая женщина ставит на пол сумку и осторожно усаживается на нее. Норковая шуба пачкается о грязный пол. Кажется, в сумке нет ничего, что можно было бы раздавить. Мыло, полотенце, теплые вещи, смена белья, пакетики с супом, зубная паста, крем. Муж, которого арестовали полгода назад, подробно рассказал, что надо с собой брать.
Лукьяновской тюрьме больше ста лет. Несмотря на бесконечные ремонты и перестройки, здесь жуткая теснота. Зимой холодно, летом – жарко, и постоянно сыро. В советские времена сюда сажали и политических – диссидентов, евреев-отказников, – но основную массу всегда составляли уголовники. Официальное название – «следственный изолятор № 13″. Киев, улица Дехтяревская, 13. Камера ее тоже под номером 13, это она успела заметить. Стоп, а какое сегодня число? 13 февраля. Поневоле станешь суеверной.
Интересно, она здесь первая политическая новых времен?
Главное, чтобы не сдали нервы. Не сорваться, не сделать такого подарка Кучме. Пытая одиночеством и темнотой, ей стараются внушить: так и сгинешь в грязи и во мраке, одна-одинешенька. Но она ведь знала, на что шла? Ей прямо сказали: уйди из политики или готовься к тюрьме. Каждый человек время от времени принимает решения, а политик должен это делать беспрерывно, как компьютер: да – нет, да – нет, да – нет. Тюрьма – это ее самостоятельно принятое решение.
Она была готова к аресту. Во всяком случае, говорила, что готова, и все время таскала с собой эту аккуратно упакованную тюремную сумку. Вспоминала, как пять лет назад уже сидела в тюрьме – полуголая и по щиколотку в воде в камере предварительного заключения в городе Запорожье. Вот и сиди теперь на своей сумке и повторяй: я – была – готова. Шепотом. Про себя.
Она могла бы сказать «да». Лично Кучме, а не его шавкам. Стоило сходить к президенту, выпить с ним чаю, как два года назад, – и высосанное из пальца уголовное дело на следующий день было бы закрыто. Распустили бы специально для нее собранную следственную бригаду, а полковника Жербицкого, которому обещаны генеральские погоны и широкие лампасы на форменных брюках, отправили бы назад в районную прокуратуру. Договорись она с Кучмой, ей бы вернули бизнес, который она строила много лет, а людям президента удалось разрушить всего за несколько месяцев.
Самое главное – она была бы сейчас на свободе.
Говорят, в ее ненависти к украинскому президенту есть что-то патологическое. Кучму с его унылым висячим носом, близко посаженными хитрыми глазками и редкими грязно-рыжими прядями волос она действительно ненавидит. Это ненормально? Да нет, вполне естественная ненависть к врагу. Она ненавидит его запои, изворотливость, интриги профессионального преферансиста, жадность взяточника, мелочность, ревность к чужому успеху.
Впрочем, не в Кучме дело, а в системе, созданной им. Одни бани чего стоят, которые вершители судеб Украины между собой называют «конюшнями». Здесь принимаются практически все ключевые государственные решения. За каждым – черные деньги, которые и отмываются в банях. Она ненавидит эти заведения, где старые, обрюзгшие, голые мужчины решают судьбы страны. А ей путь в потное мужское закулисье власти был закрыт всегда. К счастью.
Кстати, вопрос о ее аресте тоже был окончательно решен в одной из этих президентских «конюшен».
Договариваться с Кучмой – нельзя. И ненависть к его хитрым глазкам здесь не при чем. Власть и деньги вступили в кровосмесительный брак. Бизнес и политика стали в Украине уродливыми сиамскими близнецами. Власть стала капиталом, а капитал – властью. Власть помогает капиталу получать все новые прибыли, а капитал порождает власть. Система Кучмы – патологична. Вылечить страну можно только хирургическим вмешательством, любая терапия бессильна. Окончательно ясно это стало пару месяцев назад, когда в Киеве разразился свой Уотергейт.
Кучма считает, что она мстила ему, подключившись к «делу Гонгадзе». Да, конечно, мстила. За посаженного мужа, за разрушенный бизнес, за изгнание из правительства. Только зря он думает, что она развязала этот скандал. Скандалом были исчезновение известного журналиста и его гибель. Скандалом были аудиозаписи, на которых президент, матерясь как извозчик, требовал расправы над журналистом. Но к этим пленкам она не имеет ни малейшего отношения, их происхождение – дело рук киевских или московских спецслужб. Просто политик ее уровня не может не откликаться, если убит журналист, а глава государства перед этим обзывал его последними словами и требовал от подчиненных, чтобы те «разобрались» с ним. Пленки подлинные, голос Леонида Даниловича неподдельный, обезглавленный труп Георгия Гонгадзе, найденный в лесу, настоящий – на кого обижаться президенту Кучме?
Вся политическая элита делает сейчас свои ставки. Одни поставили на Кучму, надеясь, что он вывернется из беды. Ей инстинкт подсказывает, что Кучма обречен. Интуиция редко ее подводит.
От тюрьмы можно было сбежать за границу, как сбежал бывший ее покровитель Павел Лазаренко. Ровно два года назад, в феврале 1999-го, Лазаренко улетел из страны на самолете компании «Авиа», которая тогда принадлежала ей. Больше ничего она для него не могла сделать. Да и не хотела. А для себя давно решила, что эмиграция неприемлема. Пусть Кучма уезжает.
Так что тюрьма – единственно правильное решение…
Женщину в темной камере зовут Юлия Тимошенко. И еще по-разному – поскольку нет и не было в Украине политика или бизнесмена, которому журналисты дали бы столько прозвищ. «Газовая принцесса» – в начале 90-х, во времена ее фантастического взлета в бизнесе. Потом «Жанна д´Арк» – когда она выводила на улицы тысячные демонстрации против Кучмы. А еще «Леди Ю» – по аналогии с принцессой Дианой. К слову, погибшая в 1997 году «леди Ди» была ей почти ровесницей. На год моложе. Одно поколение.
За три месяца до ареста, 27 ноября 2000-го, Юлии Тимошенко исполнилось 40 лет. Трудный рубеж в жизни каждой женщины, даже выглядящей гораздо моложе своих лет. Через месяц она отпраздновала еще один юбилей. Ровно за год до этого она пришла в правительство Виктора Ющенко вице-премьером по топливно-энергетическому комплексу. Там, на службе, она заработала еще одно прозвище – кто-то из журналистов назвал ее «единственным настоящим мужиком в правительстве». Это за войну с нефтяными и угольными олигархами. В сущности, она вела борьбу против узкого круга вершителей судеб украинской экономики, к которым еще совсем недавно принадлежала сама.
С этой войны все и началось.
Она очень бледна. Если кто-нибудь посматривает в глазок, то, может быть, даже различает в темноте ее белое лицо.
О ее богатстве ходят легенды, заботливо собранные теперь в уголовное дело. Она сидит, почти не двигаясь, и сосредоточенно думает. Пытка темнотой продлится целую вечность. Она так и не сдвинется с места, ни разу не подаст голоса.
Мужество? Воля? Самолюбие? В этой женщине столько всего понакручено, что мотивы ее поступков с трудом поддаются объяснению. Ее можно устрашить, и она испугается. Ее можно растрогать, и она расплачется. Ее можно разозлить, и она рассвирепеет. Обыкновенная женщина с правильными чертами лица, негромким голосом, дамским лукавством.
Наконец она осталась наедине с собой, и нет необходимости смотреть на себя со стороны. Она отдыхает от изнурительной политической суеты, встреч, выступлений, переговоров, от сверкания софитов и вспышек фотокамер. Компьютер отключили от сети.
В ноябре, в день сорокалетия, ощущение рубежа было чрезвычайно острым. Утром, еще до того, как на нее обрушился шквал поздравлений от друзей и врагов, она долго рассматривала себя в зеркале. Сейчас зеркала нет, это запрещено внутренним распорядком, да и зачем оно в темноте?
Девочка из тесной днепропетровской «хрущевки», она сделала фантастическую карьеру. Буквально по русской пословице: из грязи – в князи. Юлю мучила детская обида – у других есть отцы, а у нее нет: родители разошлись. Значит, она должна учиться лучше всех, уж по крайней мере – без троек, чтобы никому и никогда не приходило в голову ее жалеть. При этом быть первой в школе не обязательно: круглых отличниц не любят, это вредные девицы с высоко задранными носами. А Юля хочет, чтобы ее любили.
В юности все происходит с неимоверной быстротой, как в бизнесе или в политике. И поступки диктуют та же самая страсть и тот же самый расчет. Важно было, что мальчик Саша, ее первая большая любовь, родился в элитной по советским меркам семье? Что его отец – днепропетровский партийный начальник Геннадий Тимошенко с весьма недурными перспективами роста? Врать нечего: для красивой девушки из нищей советской семьи такой брак был выгодным. Однако она бы не вышла замуж, если бы Саша был ей чужим. И год спустя после знакомства не родилась бы Женя.
Вот о чем важно не думать – так это о дочери. Жене сейчас 20 лет, и учится она в Лондоне. Там люди Кучмы вряд ли ее достанут. А если следователь в неформальной беседе намекнет, что с Женей может что-нибудь случиться? Женя – брешь в обороне железной леди Ю. Поэтому не нужно думать про дочь. Не нужно думать про маму. Вообще про родных. Лучше про чужих – про мужчин, например.
Юлия Тимошенко и ее мужчины – тема завлекательная не только для желтой прессы. Тимошенко самой интересно, как так вышло, что эта не лучшая часть человечества сыграла столь важную роль в ее жизни.
Только не надо про постель или, например, про любовь – это как раз для таблоидов. Женская уступчивость стоит недорого и к настоящему делу никакого отношения не имеет. Алчную красотку новый украинский бизнесмен охотно возьмет с собой на Канары, в Ниццу или в Куршевель, но к своему бизнесу близко не подпустит – и правильно сделает. В серьезном деле принадлежность к слабому полу не подмога. Скорее, ей помогал азарт: доказать всем этим козлам в штанах и при галстуках, что считать и комбинировать она умеет гораздо лучше. Кроме того, миф о женской слабости можно обратить себе на подмогу. Мужчины не верят, что женщина может стать для них равным по силе партнером, а уж тем более – сильным противником. И это хорошо. Женщина обязана воспользоваться форой судьбы.
Первым и самым добрым помощником, если не считать мужа, был свекор. Он выбил им с Сашей квартиру, когда Юлия закончила институт и пошла работать на завод. Потом, едва началась перестройка, помог сделать первые шаги в бизнесе.
Чуть позже возник Сергей Тигипко. Парень с комсомольского плаката, работавший тогда секретарем Днепропетровского обкома ВЛКСМ. Полезный человек на хлебной должности. Фотогеничный секретарь понадобился, когда она зарегистрировала молодежный центр «Терминал» – важная ступенька в предпринимательской карьере. Пройдет много лет, они с Тигипко переедут в Киев, будут работать в правительстве, и один впечатлительный журналист даже назовет их «самой красивой политической парой Украины». Упаси Бог от таких напарников. Кажется, он до сих пор считает ее предательницей. Так ничего и не понял.
А потом в ее жизни начнется «эпоха бензина». «Терминал» превратится в КУБ, серьезный бизнес с филиалом на Кипре, с крупными оборотами и сложными схемами перераспределения денег. Большим мастером этих схем был Виктор Пинчук – новый мужчина в ее деловой жизни.
С элегантным эстетом Пинчуком тоже поначалу было приятно и легко. Объединив капиталы и связи, они вплотную занялись поставками туркменского и российского газа в обмен на украинские трубы, и счет пошел уже на такие цифры, что закружилась голова. Может быть, этим жутким головокружением от успехов и следует объяснять ее ошибку – разрыв с Пинчуком? Но кто же мог тогда знать, что газовый партнер, женившись на дочке президента Кучмы, станет олигархом, а для Юлии – опасным и могущественным врагом?
Впрочем, нет худа без добра. Место Пинчука занял Павел Лазаренко – тогда, в первой половине 90-х, всесильный губернатор Днепропетровской области, а позже – премьер-министр. Он стал для нее крестным отцом в национальном бизнесе. В 1995 году на основе КУБа Юлия создала «Единые энергетические системы Украины».
Помощь Лазаренко была важна, но её значение не стоит ее преувеличивать. Юлии осточертели намеки газет и следователей на их отношения и ту роль, что сыграл в ее бизнесе Павел Иванович. Она-то знает, что действовала самостоятельно. Что только благодаря ее уму, терпению, обаянию, коварству ЕЭСУ превратились в ключевого игрока на украинском рынке. Под ее личным контролем оказалось четверть объема национальной экономики.
Потом, прекрасно понимая, что чистым бизнесом в Украине заниматься невозможно, она пошла в политику. Тогда и пришло время тяжкого выбора – между «крестным отцом» и Кучмой. Павел Иванович Лазаренко зря на нее обижается – выбора у Юлии Тимошенко на самом деле не было.
Формально они не поделили с ним партию, которую возглавлял Павел Иванович. А на самом деле она ушла от него потому, что Лазаренко оказался ей абсолютно чужд. Для него политика – это только деньги. Так, во всяком случае, ей представляется сегодня самой. Она сделала другой выбор. Впрочем, с ее деньгами тогда тоже было худо: спасти бизнес мог только Кучма. Да, она сдала Лазаренко, когда пошла на свое историческое чаепитие с президентом Украины, но жалеть об этом не следует. Во-первых, стратегический союз с Кучмой был тогда жизненно необходим. Во-вторых, в те дни она переиграла их всех – и Лазаренко, и Пинчука, и Кучму.
Еще был такой смешной мужчина – Рем Иванович Вяхирев. Всесильный глава московского «Газпрома», с лицом, похожим на свежевыпеченную булочку. Эту «булочку» все-таки потом сожрали в Кремле, при Путине. На первые переговоры с Вяхиревым Юлия Владимировна Тимошенко явилась в короткой юбке и ботфортах, с сияющим лицом… Сейчас бы едва ли на такое решилась. А тогда была моложе, море по колено – тем более газпромовское болото. Вяхирев сперва таращился на нее во все глаза, а ближе к концу разговора во взгляде мелькнула симпатия, смешанная с родительской иронией. Рема Ивановича удалось завоевать самым примитивным способом – при помощи обыкновенного женского кокетства. Игра стоила свеч. Цена первого контракта с «Газпромом» перевалила за 2 миллиарда долларов…
Резкий удар по глазам – включили свет. Можно осмотреться. Картина кошмарная. Тесно. Лист железа с внешней стороны закрывает окно. И – повсеместная тошнотворная грязь.
Вскоре появляется адвокат. Среди первых просьб к нему – принести тряпку и резиновые перчатки.
А потом в камере слышится хлюпанье воды и писк резины. Лидер парламентской фракции «Батькивщина», экс-вице-премьер правительства Украины по топливно-экономическому комплексу, олигарх Юлия Владимировна Тимошенко собственноручно моет полы и сены камеры № 13 Лукьяновского СИЗОт. Долго, старательно, самозабвенно отдраивает тюремное очко.
Обжившись в камере, Юлия Тимошенко уже через несколько часов начнет бороться. Устав от подглядываний в глазок, тапком заколотит полотенце в щель и пригрозит бессрочной голодовкой, если надзиратели его снимут. Как ни странно, администрация не станет настаивать на своем законном праве присматривать за арестованной. А в остальном ее жизнь в тюрьме практически ничем не будет отличаться от жизни других заключенных.
Когда с железным лязгом открывается дверь, она должна встать, прижав руки к затылку, и стоять, пока не разрешат сесть или лечь. На допросы и обратно в камеру ее водят как особо опасного преступника: два охранника впереди, два – сзади. Перед допросом и после, перед встречей с адвокатом и после – полноценные обыски. Прогулки – сперва на общих основаниях, а потом гораздо хуже, в одиночестве, на какой-то огороженной со всех сторон площадке, пять на пять метров. Вокруг голые стены, над ними решетка, небо разлиновано на крохотные серые прямоугольники. Та же камера, только без потолка.
Позже о тюрьме она будет рассказывать тихо, ровно, сдержанно. Порой в глазах блеснет ужас, особенно когда начнет вспоминать про тюремную баланду. Однако интонация останется повествовательной.
В тюрьме, предвидя самые жуткие повороты в своей судьбе, она будет сочинять запальчивые тезисы к выступлению, словно ей завтра идти к бушующим толпам. Через адвоката передаст ответы на вопросы журналистов, в которых про власть, посадившую ее в эту камеру, станет говорить с презрением и гадливостью. За эту публикацию ее лишат общих прогулок, свиданий и передач. А поскольку она не принимает тюремную пищу, боясь отравления, то наказание как раз и обернется голодовкой. Однако через 42 дня, когда Юлия Тимошенко выйдет из Лукьяновской тюрьмы, в ее действиях обнаружится сухой, точный расчет. Только так, не сдаваясь и не моля о пощаде, она могла победить. Не выйти на волю любой ценой, сломленной и униженной – освободиться. Стать свободной. И остаться в политике.
Сидя во тьме тюремной камеры, Юлия Тимошенко могла лишь догадываться, что ее верные однопартийцы не смирятся с арестом своего лидера. Они на нее похожи. Народ активный и бесстрашный, среди них – два политзека с советским еще стажем тюрьмы. Когда в первый раз заперли в СИЗО руководителя ее аппарата Николая Сивульского, леди Ю велела шоферу гнать к тюрьме, притормозила у следственного изолятора, набрала побольше кирпичей и, подобно булгаковской Маргарите, стала бить стекла в этом проклятом доме, вселяя ужас в простые души прокурорских работников.
Соратники Юлию Тимошенко тоже не бросили. Организовав под стенами тюрьмы постоянный пост, депутаты «Батькивщины» стекла бить не стали, зато расписали тюремные стены и ворота лозунгами типа «Политзеков – на волю!» и с успехом начали собирать подписи граждан с требованием освободить Юлию Тимошенко. Прямо в зале заседаний Верховной Рады они развернули огромные полотнища, призывающие к немедленному ее освобождению из застенка.
Обвинения в адрес Тимошенко почти никто в Украине не рассматривал всерьез. Даже те, кто искренне верил, что она – взяточница, воровка и должна непременно ответить за свои прегрешения. Им тоже было ясно, что дело это политическое и очень похоже на расправу.
Самые проницательные из журналистов сразу догадались: Кучма собственными руками лепит из Юлии Тимошенко образ мученицы и национальной героини. Самые смелые «футурологи» написали о том, что в камере Лукьяновского СИЗО сидит будущий президент Украины. Общий вывод: власть совершает роковую для себя глупость. Хуже всего для официального Киева был тот факт, что опросы зафиксировали резкое повышение популярности Юлии Тимошенко среди простого народа. Раньше газовую принцессу не любили, как всякого олигарха. Теперь ее рейтинг вырос.
Власть отвечала как умела. Сразу после ареста Тимошенко было опубликовано обращение к народу Украины, подписанное Кучмой, председателем Верховной Рады Плющом и главой правительства Ющенко. Текст был составлен, пожалуй, грубовато, с фальшивыми нотками в державном голосе. В нем говорилось, что «кучка отщепенцев» и «политических деградантов» будоражит народ, пытаясь «сбить Украину с пути реформ». Что эти люди – «фашистская клика», «провокаторы», «предатели», что нет у них «ни чести, ни совести»; между строк легко прочитать, что самая бесчестная и бессовестная среди них – Юлия Тимошенко.
«Письмо трех» оказалось еще одной глупостью, хотя задумывалось как блестящий ход, демонстрирующий нерушимое единство партии власти перед лицом «смутьянов». Самым удачным Кучме представлялось, что под письмом стоит подпись премьер-министра Виктора Ющенко – реформатора, любимца Запада, который долго противился отставке Юлии Тимошенко. Эту «удачу» оппозиция обратила в свою пользу.
«Чего заслуживает мужчина, предавший женщину?.. Несомненно, презрения. Этого заслуживает и Виктор Ющенко. Видать, для него портфель премьера важнее, нежели честь». Эти слова бывшего политзека Левко Лукьяненко довольно точно отражали общественные настроения. Потом, когда Ющенко станет знаменем оппозиции, его простят и про позорную подпись вспоминать не будут. Но в феврале 2001 года репутации премьера-реформатора, казалось, пришел конец. Так представлялось практически всем, включая самого премьера.
Кроме Юлии Тимошенко.
…Ющенко. Может быть, самый важный мужчина в ее жизни. Леди Ю называли ангелом-хранителем этого человека, но, скорее, было наоборот. Позже она скажет, что не было никакого правительства Виктора Ющенко; лишь два человека – она и он, противостоявшие всему остальному кабинету, который во главе с Кучмой «каждый день практически бесплатно предавал интересы Украины». Безусловно, Ющенко и Тимошенко были самыми яркими и популярными фигурами в том правительстве. И правда заключается в том, что этот непозволительно мягкий, с ее точки зрения, политик был и остался Юлии необычайно близок. Близок по-человечески – хотя бы тем, что сильно отличался, даже внешне, от тех бульдогов, которые входили в новоиспеченную «элиту» ее страны. Он всерьез разделял ее «идеалистические», «популистские» и широко декларируемые мечты – об Украине без коррупции. Он виделся ей настоящим патриотом Украины.
Теперь вот сломался. Или сломали. Или еще проще: просчитав все возможные ходы, понял, что вынужден «сдать Юлю» ради того, чтобы сохранить свои политические возможности. Как некогда она сама сдала Павла Лазаренко, приобретая партию и спасая бизнес. Однако по личному опыту Тимошенко знала, что такие расчеты далеко не всегда оправдываются. Да и разные это вещи: отречься от «крестного отца» или от соратника, который ни разу тебя не предал. От соратника, сидящего в тюрьме. От женщины.
Как быть? Каждый человек постоянно принимает решения; политик же должен это делать беспрерывно, как компьютер: да – нет, да – нет, да – нет. Так да или нет?
Пожалуй, у нее нет особого выбора, да и сердце как-то не лежит к тому, чтобы проклинать Виктора Андреевича. Если надо будет, она ему, конечно, припомнит это предательство. А сейчас не время. Поэтому несколько дней спустя в своем знаменитом интервью из тюремной камеры Юлия Тимошенко постаралась охладить головы самых горячих своих сторонников.
Она сказала: «Я думаю, Виктор Андреевич владеет значительно большим объемом информации, чем мы представляем. Не нужно упрощать его действий. Его политическая игра сложна и перспективна. Сегодня категорически нельзя допустить его смещения с должности, ни при каких обстоятельствах». И добавила, дабы уж никаких сомнений ни у кого не возникало: «Я знаю, что он делает все возможное, чтобы предотвратить в стране линчевание оппозиции. Я ему верю и верю в его будущее».
Вот так, дорогой Виктор Андреевич. Сидите теперь и думайте, зачем вы подписали письмо. Кого отвергли и с кем остались.
Конечно, он тоже обречен – посадить не посадят, но снимут обязательно. Если же отсюда, из тюрьмы, поддержать его, то подозрительный Кучма отправит его в отставку еще скорее. А это полезно – прежде всего для самого Виктора Андреевича. Порядочный человек и талантливый финансист – этого все-таки мало для политика. Пора ему взрослеть. Пора становиться мужчиной. А вместе с ним они перевернут горы.
В следственный изолятор Юлия Тимошенко попала с язвой желудка, а вышла с туберкулезом. Врач, осмотревший ее перед последним допросом в прокуратуре, может, и не знал, что ее посадят. Во всяком случае, медицинское разрешение он давал на допрос, а не на арест. Между тем ей действительно было худо. В последние недели она пила «Маалокс», как наркоман. Язва – от разболтавшихся нервов, все болезни от них, но так ведь и загнуться можно. А это по-настоящему страшно: смерть означает поражение.
Все же интуиция подсказывает, что ничего фатального с ней не случится. Если у человека истерическая психика, то он не переживет и клеветы в вечерней газете. А если ты закалена еще в нищем детстве, если у тебя за плечами опыт борьбы за выживание в постсоветском бизнесе, если ты вдоль и поперек пересекла коридоры власти, то тебя уже почти невозможно сломать.
Ты – была – готова.
Личный обыск в тюрьме, когда раздевают догола и исследуют каждый кусочек тела? Мерзость, конечно, и унижение, а с другой стороны – миллионы людей, мужчин и женщин, прошли через эту отвратительную процедуру. А миллионы украинцев, посаженных при Сталине ни за что или за политику, что одно и то же? А сотни тысяч, не вернувшихся из сталинских лагерей? А узники брежневских – друзья из «Батькивщины» с их чудовищным тюремным и лагерным стажем? Степан Хмара – 7 лет, Левко Лукьяненко – 25 лет!
Между прочим, это ее народ, ее избиратели – чуть не каждый третий сидел. Отныне она уже ничем не отличается от них – этих бедолаг, рассованных по соседним камерам за мелкие кражи. Или несчастных наркоманов, которых надо лечить, а не держать в клетке как скотину. А еще тут сидят «заказанные» вроде нее, только уровень заказа пониже: не Кучма, не Пинчук, а конкуренты по бизнесу или начальство. Зато настоящие преступники, настоящие наркодельцы – все на свободе, поскольку дружат семьями с высокими чинами из силовых министерств, не забывая при этом вовремя делиться. Парятся с президентом в его «конюшнях».
Она сказала и об этом в своем интервью из СИЗО. Она жестко и умело расставила все акценты и спросила в конце, как бы движением руки отделяя себя и Ющенко от прочих министров: «Разве такую страну мы строили? Разве мы должны это сделать нормой нашей жизни? Элита, пробудись и стань Гражданином своей страны, найди в себе мужество защитить свой народ». Это было сильное политическое заявление, с той умело отмеренной долей пафоса, которая так действует на простые избирательские сердца. Но она была искренна, предельно искренна, как всякий человек, которому плохо.
Тюрьма – наилучшее место для пробуждения гражданских чувств.
Юлия Тимошенко верит в свое предназначение. Верит фанатично, со стиснутыми, как от боли, зубами – в свою избранность, в свою правоту. У нее очень простой, ясный и вполне реальный, в чем она убеждена, план превращения Украины в цветущую цивилизованную державу. Этого никто не понимает, даже самые близкие люди. В нее – верят, ей – сочувствуют, а об ее идях отзываются с вежливым недоумением и обидным безразличием. Или молчат. Кто-то из журналистов произнес слово «утопия». Как и все, с иронией. Хотя что тут иронизировать, живя в самой настоящей кучмовской антиутопии?
Тимошенко, в отличие от прагматичных союзников и ироничных журналистов, всерьез верит в утопию XXI века.
Постсоветские страны ворвались в мир, в котором либерально-демократический капитализм провозглашался идеальной, конечной моделью общества. Но она не верит в фукуямовский «конец истории». Не очень-то верит она и в либерально-демократический капитализм.
Постсоветские страны строят свою жизнь с чистого листа. Одни, не споря, приняли западно-европейский эталон – Прибалтика, бывшие страны СЭВ. Среднеазиатские страны ушли в азиатчину. Белоруссия вернулась к социализму брежневского образца. Остались Россия и Украина. Но Россия при всем своем колоссальном потенциале – огромная территория. Даже по логике теории управления на таких необозримых просторах очень трудно что-то сделать. Компактная же Украина, которая погрязла в хаосе, коррупции, властных интригах, на самом деле еще не выбрала своего пути. И это хорошо. История не раз доказывала, что как раз из хаоса часто рождаются наиболее гармоничные общественные модели. Украина предназначена стать всемирной социальной лабораторией. Утопией наступившего XXI века.
Уже на другой день после ареста в Печерском районном суде слушался иск адвоката Тимошенко к Генпрокуратуре о незаконности ареста. Еще один подобный иск был направлен в Верховный суд Украины с учетом общественной значимости рассматриваемого дела. Районный суд поначалу не изменил меры пресечения, оставив ее в тюрьме. Зато восьмого марта, в Международный женский день, во многих городах и селах Украины прошел другой суд – народный трибунал под названием «Не все Кучме масленица». В ходе трагикомического «процесса», схожего одновременно и с народными гуляниями, и с народным бунтом, президенту припомнили все.
В этот день демонстранты пришли и к стенам Лукьяновского СИЗО. Толпа скандировала ее имя, а потом в небо взлетали десятки воздушных шариков с посланиями Тимошенко и поздравлениями с женским праздником. Позже Тимошенко расскажет, что это был единственный день заключения, когда она расплакалась.
Она вышла из тюрьмы в конце марта. Судья, в течение всего процесса бурно общавшийся с разнообразными представителями власти, включая Ющенко, признал санкцию на ее арест незаконной и отменил. Телекамеры запечатлели сильно похудевшую женщину, выходящую из ворот тюрьмы: у нее изможденное лицо, и выглядит она значительно старше своих лет. Вскоре Юлия Тимошенко оказалась в больничной палате: ей были прописаны постельный режим и стационарное лечение. Там, в больнице, ей и вручили постановление президиума Киевского городского суда, удовлетворившего протест заместителя генпрокурора и вновь арестовавшего Тимошенко. Той же ночью у ее палаты была установлена стража. Наконец, 2 апреля 2001 года было отменено и это решение: надзиратели, пожелав освобожденной выздоровления, удалились строевым шагом.
Она победила?
Меньше всего она была похожа на победительницу. Но если вслушаться в речи Юлии Тимошенко, то можно лишь поразиться силе ее характера и глубине ненависти к «преступному режиму». В те дни – то ли больничные, то ли тюремные – она делала особенно резкие заявления в адрес официального Киева. В те дни она, в сотый раз пересказывая журналистам и заново переживая свою тюремную эпопею, что-то окончательно для себя решила. В те дни она, сперва в сослагательном наклонении, затем в категоричной форме сообщила urbi et orbi о своем намерении баллотироваться в президенты Украины. Если не считать визитов следователей и прессы, ее в больнице окружали только близкие и друзья. Но аплодисментов не было слышно.
Близкие за нее боялись. Политические соратники раздраженно молчали или мычали что-то невразумительное. Зачем в президенты? Юлия Тимошенко хороша в качестве символа, она – наше знамя, наша любимая Жанна д’Арк, наша леди Ю, что же касается президентства… Есть люди постарше, поопытнее, да просто мужчины, наконец. Соратники были неприятно поражены. Но дело не только в этом.
Размышляя на данную тему, точнее всех высказалась одна из самых известных в Украине журналисток – обозревателница газеты «Зеркало недели» Юлия Мостовая. Тезка сочувствовала больной принцессе, но мысль о том, что эта женщина станет первым лицом в государстве, вызывала у нее резкое отторжение. Она не скрывала своих чувств – ни от бывшего вице-премьера, ни от читателей.
«Тимошенко не может быть президентом Украины, – писала Мостовая, пообщавшись с узницей в больничной палате. – И не потому что, как говорит президент, она является женщиной… Причина в другом. Таким людям, как Юлия Тимошенко… вообще нельзя предоставлять неограниченную власть, закрепленную за президентским постом. Как известно, мера — это самая сложная философская категория. Люди, не знающие ее, на этом посту могут быть попросту опасны… Иными словами, Тимошенко — это ядерная энергия, которая себя во многих ситуациях не контролирует, и от условий ее деятельности и существования зависит, превращается ли она в атомную бомбу или в атомную электростанцию, которая дает мирную электроэнергию. Предоставить ей право с президентской высоты самостоятельно определять свое поведение — означает обречь страну на существование с лидером, диапазон непредсказуемости которого недопустимо велик».
Юлия Тимошенко читала эту статью, и в ней клокотал уже не гнев, а досада. Она – политик, а не политзек. Она – политик, а не женщина. Она – политик, а не какая-то там непредсказуемая истеричка. Она – политик, а не Чернобыльская АЭС. И она им еще покажет, на что способна. Всем – врагам, друзьям и независимым журналистам. Да, в ней клокочет энергия, но эта сила живительна для ее страны. И она сумеет это доказать!
Все только начинается.